Начало преследований

Ачьюта Прія дас Община 295 1 Комментарий

Ранее Чандрашекхара прабху передал мне фотопленки с переснятыми страницами журнала “Бэк то Годхед”, и я засел за увеличителем, дни и ночи печатая фотографии для преданных и для  фотообложек книг. Процесс был достаточно долгим, экспонировать, затем проявлять фотографии в проявителе, промывать и закреплять, сушить в глянцевателе. Постоянно глядя на Шрилу Прабхупаду на этих фотографиях, я пережил очень яркое мистическое чувство преображения сердца и ощущение родства с этой великой душой.

Время было очень непростое, к нам приходили известия о том, что в других городах опять прошла волна обысков и арестов преданных. Понимая, что скоро придут и к нам, я заблаговременно вывез из квартиры все материалы и фотографии в безопасное место. КГБ не заставил себя долго ждать. Однажды в 7 утра в дверь нашей квартиры на Лесном позвонили. Вошел участковый, с ним сотрудник КГБ и понятые. Квартиру обыскивали с большим подозрением, даже подрывая обои и простукивая стены, но не очень планомерно. Нашли только, случайно оставшуюся за рядами книг классиков литературы, копию письма Харикеши Свами к советским преданным. Все. Не нашли кассеты с лекциями за стеклом зеркала, не нашли книгу, которую мы прятали в табуретке в комнате тещи и тестя. Меня увезли на допрос в КГБ.

Отсутствие полноценных доказательств моей причастности позволило мне просто отрицать свою принадлежность к сознанию Кришны. Да, с кем-то когда-то общался, сейчас меня это не интересует.
В протоколе допроса смогли записать только единственное компроментирующее признание, которое трудно было отрицать: да, я покупал картошку для встреч преданных на нашей квартире. А поскольку картошка была предназначена для приготовления прасада, ритуальной пищи, то покупка ее уже была занесена в протокол и проходила как мое участие в ритуалах запрещенной незарегестрированной “религиозной группы, деятельность которой сопряжена с призывами к отказу от общественно-полезного труда и нанесением вреда здоровью советских граждан”. По утверждениям и глубокому убеждению сотрудников КГБ и прокуратуры вред здоровью наносило повторение мантры и “изнуряющая вегетарианская диета”.

За этим опять последовали вызовы в прокуратуру и КГБ. Стряпали дела, в которых как обвиняемые проходили Чандрашекхара, Атапарупа и Нитья-трипта, а нас пытались привлекать как свидетелей.
Можно лишь представить себе неожиданое потрясение мамы когда ее начали таскать в КГБ и проводить воспитание по партийной линии.

Сотрудник КГБ, проводивший обыск и допросы, позднее все позванивал нам и, назначая встречи и прогуливаясь со мной в Мариинском парке, недалеко от здания КГБ, методично объяснял, чем опасна данная секта, это — инструмент американской разведки. Почтительно слушая его, я продолжал твердить, что сейчас у меня совсем другие интересы.

Удивительно, что через годы этот же человек подошел ко мне на нашей воскресной программе, когда мы уже официально арендовали спортзал “Авангард”. Он и его жена, работая в КГБ, в отделе, который занимался нами, читали конфискованные книги и так стали преданными. С огромным смущением этот, уже ставший преданным, бывший сотрудник КГБ, извинялся за причиненные в прошлом беспокойства. Более того, замечательными преданными стали не только он и его жена, но и их дочка, а также семья их родственников и племянница. Все они практиковали и получили посвящение. Для того, чтобы не смущать этих преданных, я не буду упоминать никаких имен.

(Фото: Маленькие книги. Матаджи Ямунанги рисовала обложки, матаджи Тайттирья переплетала, Ачьюта Прия дас печатал фотообложки.)

Комментариев 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.