Сухуми

Ачьюта Прия дас Община 209 Оставить Комментарий

  •  
  •  
  • 41
Однажды вдвоем с еще одним преданным мы поехали в Сухуми для того чтобы забрать остатки тиража Бхагавад-гиты. Книг было достаточно много, и хранились они у Парджаньи Махараджи прабху. Это был тираж, напечатанный в Армении, но залегший в Сухуми. К этому времени в Ереване уже прошли репрессии, обыски и аресты, эта партия книг оставалась невостребованной, так как переплести такое количество книг было довольно большим трудом.

Сухуми встретили нас солнечной и довольно теплой, по сравнению с Киевом, погодой.
Приехав к Парджанье Махарадже, мы были очарованы его гостеприимством. Парджанья жил в частном доме, и с кавказским радушием угощал нас прекрасным, собствнноручно приготовленным рисом со специями.

Немного позднее мы вышли в город и прошлись по набережной. Не ожидая, что за Парджаньей Махараджем прабху следят, мы были несколько удивлены когда к нам неожиданно подъехала легковая машина с затемненными стеклами, из нее вышли люди в штатском и попросили нас предъявить документы. Проверив документы, они посадили нас в машину и повезли в отделение милиции.
При обыске там у нас, к счастью, не обнаружили ничего подозрительного, что хоть как-то свидетельствовало бы о нашей принадлежности к обществу сознания Кришны. При нас были паспорта и билеты на самолет в Киев на завтра. Завтра мы планировали забрать у Парджаньи пачки со страницами Гиты, упаковать их, сдать в багаж и лететь на самолете. Вся экспедиция представлялась нам достаточно комфортной. Вещи, которые сдавали в багаж, обычно не досматривали, тщательному контролю подвергалась только ручная кладь.

Сняв показания, десять раз расспросив нас о цели нашего приезда в Сухуми и заставив написать объяснение, нас в конце-концов через несколько часов выпустили. Наша легенда — просто поездка к знакомому другу. Люди, задержавшие и допрашивающие нас, были довольны, что мы завтра улетаем и не будем создавать для них проблемы и дополнительную нагрузку на работе.

В целом о работе органов в то время можно сказать, что у КГБ имелась полная, 100-процентная возможность контроля, сбора информации, слежения и прочего. Но, поскольку в системе работали те же самые советские, безответственные, немотивированные и халатные люди (а любая система эффективна настолько, насколько эффективны люди, в ней участвующие), то часто было видно, что они основательно недорабатывают. К тому же, коммуникация между различными частями этой системы, городами и республиками оставляла желать лучшего. Помимо всего этого, само собой разумелось, что сами работники не принимали нас всерьез. Они понимали, что мы — не политические, не шпионы американской разведки. В их представлении преданные были очень странными, совершенно им непонятными фанатиками.

Собравшись в доме у Парджаньи Махараджа, мы втроем думали о том, как поступить далее. Было совершенно очевидно, что завтра в аэропорту нас будут ждать, и проверят весь багаж. Лететь без книг обратно также не хотелось. После долгих сомнений и прощупываний всевозможных вариантов мы решили следующее. Когда стемнело, Парджанья пошел к своему другу, соседу с машиной, и попросил помочь.
Под покровом темноты друг загнал во двор Жигули “копейку”, и, закрыв ворота, мы полностью под завязку загрузили ее пачками со страницами Гиты. Книги заняли все пространство в машине, в багажнике и салоне. При этом, помимо водителя, в машине должны были еще поместиться и мы втроем с Парджаньей, на коленях друг у друга. Я никогда не думал, что в машину может войти так много.
Опасаясь, что за домом могут следить, мы выехали уже после времени отправления поезда Адлер-Киев с Сухумского вокзала, чтобы следящие за нами уже ушли домой, не опасаясь нашего бегства. С трудом захлопнув двери Жигулей, и, чиркая глушителем по асфальту, мы выехали со двора. Каждую секунду ожидая, что нас остановят, мы ехали по побережью вдоль железнодорожной линии. Мы не стали ехать садиться в поезд на вокзал в Сухуми, понимая, что там нас легко смогут остановить и проверить, видя такое количество пачек.
Дорога шла вдоль линии поезда Адлер-Киев, и водитель гнал машину до следующих станций, на которых у поезда предполагалась остановка. Постоянно оглядываясь, мы с радостью отметили, что за нами никто не едет. Слежки не было.

Ночью, догнав поезд на одной из последующих станций, мы подъехали на машине к железнодорожному полотну, до поезда оставалось метров 30. Станция была маленькой, перрона не было, и без всяких билетов мы начали подтаскивать пачки к поезду и прямо с земли забрасывать их в тамбур первого попавшегося открытого вагона. Поезд стоял только полторы минуты, а пачек было 15-20. Один человек мог поднять только одну пачку и с трудом, перегнувшись, нести ее, такие они были тяжелые и громоздкие. Поэтому приходилось переносить по одной пачке и кидать в поезд, выше головы.
Никогда в своей жизни до этого и после я не носил столько тяжелого. Казалось, что сердце выпрыгнет из груди, а тело не слушалось от усталости и нечеловеческой нагрузки. Мы боялись, что не успеем загрузить, и взывали к Кришне в беспомощности и неопределенности всей ситуации. Уже на ходу, забрасывая последние пачки, мы запрыгнули в поезд для того, чтобы попытаться договориться с проводником о проезде без билетов и с таким количеством багажа.

В остальном все произошло благоприятно. С поезда не высадили, проводник не слишком интересовался что там везем. В Киеве эти страницы уже ждали трудолюбивые руки вайшнавов. Привычные процессы: фальцовка, раскладка тетрадок по книгам, сшивка или склейка в книгу, сушка, подрезка, изготовление обложек. Дальше — вставить блоки книг в обложки, затем золотое тиснение штампом на обложки и … распространение. Требовалось еще много дней работы над каждой книгой, пока она не станет готовой для распространения. Но и распространение — это лишь начало проповеди.

 

Фото: Парджанья Махараджа прабху

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *