Уход великой души. Воспоминания о Нитай Чайтанье Госвами.

Ачьюта Прия дас Садху-бхушана 906 Оставить Комментарий

  •  
  • 16
  •  

С Нитай Чайтаньей Госвами я знаком с конца 80-х. Тогда еще Женя Жаров, он был одним из первых преданных в Днепропетровске, прошедшим за свою принадлежность к сознанию Кришны преследования КГБ, допросы в прокуратуре и обыски. Когда коммунизм начал разваливаться, и за сознание Кришны уже не преследовали, после одного из своих приездов в Днепропетровск в 1991 году, увидев успех ашрама брахмачари в Днепре, я пригласил его (тогда имевшего духовное имя Ягья Прия) в Киев. После покупки храма на Дмитриевской я искал лидера брахмачари, который смог бы возглавить там ашрам, и Ягья Прия, немного поколебавшись, согласился.


Так мы жили с ним в маленькой комнатушке 2 на 2,5 метров (в настоящее время это пуджарская на Дмитриевской). Комнатка одновременно служила канцелярией, и до потолка была заставлена пачками книг Шрилы Прабхупады. Мы с трудом помещались на сбитых из необработанной доски топчанах. В комнату все время кто-то заглядывал чтобы решать вопросы. Кроме того, из этой комнатки было пробито небольшое окошко в алтарную, и каждые пять минут в него стучали брахмачари, задавали какие-то вопросы или получали книги. Никакой административной структуры еще не было, мы только-только собрались вместе, и все вопросы приходилось решать нам двоим. Было невероятно тесно, но дух проповеди был силен. Ягья Прия, невероятно преданныйсанкиртане, отправлял каждого пришедшего на улицу распространять книги. Помню, как он с доброй завистью смотрел на очередного слугу и переводчика Ниранджаны Махараджи, приехавшего в Киев, приговаривая: “На такую бы спину хороший рюкзак, книг на 70, и — на санкиртану!” Это было шутка, но она выражала его настроение проповеди.


Мы с ним часто обсуждали какие-то сокровенные духовные темы, в основном это касалось проповеди и преданности гуру-парампаре.
Когда меня назначили региональным секретарем, Ягья Прия стал президентом храма в Киеве. Он был человеком, на которого можно было положиться. Иногда мы расходились во мнениях по поводу того, как лучше поступить, но все это касалось служения и не было мирскими разногласиями. Это было незабываемое, романтичное время бурного всплеска сознания Кришны после долгих лет подполья и запрета на духовность в СССР.


Позднее, уже служа в России, Нитай Чайтанья принял санньясу. В те годы Нитай Чайтанья Госвами глубоко проникся идеей заботы о преданных. Нитай Чайтанья Махарадж часто незаслуженно прославлял наши скромные попытки в служении в Украине. Большое видится на расстоянии, и поэтому, когда мы с ним были в разных странах, мои отношения с ним стали еще более крепкими.
Это был настоящий преданный, без двойной жизни, все как на ладони. Простой, самобытный, не стесняющийся даже некоторой угловатости характера, он подкупал искренностью и поэтичностью, говоря о Господе Чайтанье и прославляя Прабхупаду. Это был самородок сознания Кришны, нестандартный, крепкой веры, нежный сердцем. До мозга костей преданный распространению книг и харинаме, он не жалел сил и здоровья для проповеди, и вдохновлял других на такие же свершения. 

Фото: 1) Нитай Чайтанья Госвами, 1992 г. 

2) Нитай Чайтанья Госвами на харинаме (в центре, в первом ряду), Киев, Майдан, 1992 г.(слева-направо: Ачьюта Прия дас, Нитай Чайтанья Госвами; между нами во втором ряду — будущий Камсанаша дас, тогда мы его называли Гопал; за Махараджем выглядывает голова Камалакантхи Пандита прабху; с караталами — Олег Качай прабху; крайний справа, подпрыгнул — Чайтанья Чандродая прабху).

3) Мы с Нитай Чайтаньей Госвами, Дивноморск, 2002 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *